Де-Кастри

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Статьи Рыбалка За корюшкой к берегу маркиза. Заметки путешественника

За корюшкой к берегу маркиза. Заметки путешественника

Печать

В Де – Кастри я бывала много раз, но в основном летом. Места там просто великолепные. Яркое сверкающее на солнце море, запах водорослей и соленого морского ветра, сопки, поросшие мачтовыми соснами, голубые ели, изумительные закаты и рассветы. Но это летом. Зимой в Де – Кастри я еду первый раз. И не просто еду, а еду на зимний подледный лов корюшки. Ну, скажите, кто не любит эту маленькую с легким запахом свежего огурца рыбку? Правильно, таких людей просто не существует. Вот и я не исключение, и поэтому еду сейчас по таежным марям и горным перевалам навстречу приключению под названием – зимний лов корюшки.

Дорога, в общем – то знакомая, кажется совершенно другой. Все покрыто вокруг толстым белым покрывалом, чистейший снег слепит глаза под яркими лучами солнца и играет миллиардами крошечных солнышек, зеленые ветки елей и сосен стоят укутанные снежным кружевным покрывалом, на небе ни облачка. Красота! Цивилизации в этих краях не много - несколько поселков, которые проезжаем по краю и нескончаемое белое безмолвие. Особенностью дороги в Де – Кастри являются узкие деревянные мосты на которых две машины уже не разъедутся. Нигде таких больше не видела. Лишь имена у речушек и ручьев остались неизменными, и по – прежнему, довольно странными. Ну, посудите сами, если: ручьи - Левый, Правый, Прямой, Кривой, Пологий - можно объяснить тем, что человек, который давал названия этим географическим объектам был явно не без юмора, реки - Солонцовая, Быстрая, Шелеховка, Горная, можно как – то объяснить, то Саласу, Утондя, Утонжа, Хальджа, Хенмый или Поджамани – объяснить труднее, ни в одном справочнике не нашла, чтобы значили эти слова.

Но, вот более 460 километров и 9 часов пути остались позади. Поздно вечером подъезжаем к поселку.

Многие считают, что поселок Де–Кастри был основан французскими мореплавателями. Но это в корне неверно, хотя французы там конечно были. В июне 1787 года Жан Франсуа де ла Периз (1741-1788), больше известный нам под именем Лаперуз, французский мореплаватель, совершивший в 1785-1788 гг. на кораблях «Буссоль» и «Астролябия» кругосветное плавание, во время которого он исследовал острова Тихого океана, берега Северо – Западной Америки и Северо – Востока Азии. Лаперуз и его офицеры исследовали и описали Южный Сахалин, часть материкового берега Татарского пролива, искали, но неудачно, пролив между Сахалином и материком, открыли пролив между Сахалином и о. Хоккайдо, который Лаперуз, без ложной скромности, назвал своим именем. Он также дал названия многим географическим объектам в этом районе: мысы Крильон, Жонкиер, Сюффрен, Дуэ, Лессепс, залив Де-Лангль, остров Моннерон и пр. в честь участников плавания, а так - же - военных и общественных деятелей Франции. А удобный глубоководный залив на побережье материка Лаперуз назвал именем военно-морского министра Де-Кастри. Именно Де-Кастри снарядил корабли Лаперуза в дальнюю экспедицию. 11 июня 1787 на берегу этой бухты Лаперуз поднял французский флаг с черными королевскими лилиями на белом поле и присоединил вновь открытые территории к короне Франции. Сам же, обогнув Сахалин с восточной его стороны, отправился через Тихий океан в Меланезию навстречу своей гибели. Известно, что весь состав экспедиции под командованием Лаперуза погиб на рифах острова Ваникоро, входящего в группу островов Санта - Круус, которые находятся юго-восточнее Соломоновых островов. В живых остался лишь один человек – Ф. Лессепс, которого Лаперуз отправил во Францию с донесениями через территорию России.

Что же касается дальневосточных земель, то если бы во Франции не случился социальный катаклизм, называемой Великой Французской революцией, вполне могла бы начаться массированная колонизация французами Приамурья, Приморья и Сахалина.

И лишь спустя 65 лет после Лаперуза сюда ступила нога европейца. 30 ноября 1852 в залив Де-Кастри (местное название залива - Нангмар) прибыл мичман Николай Чихачев, офицер Амурской экспедиции (1849-1855 гг.) которой командовал Г.И. Невельской и «открыл» эту территорию для России. Чихачев исследовал большую территорию, прилегающую к заливу, окрестности озера Кизи, которое находится в 8 километрах от бухты Таба (одна из бухт залива) и много других мест.

Менее чем через год, 4 марта 1853, в присутствии местного населения, лейтенант Николай Бошняк понял над бухтой Андреевский флаг, а на мысе Клостер Камп (ныне мыс Орлова) основал Александровский военный пост. Было в то время Николаю Бошняку всего лишь 21 год, и он был самым молодым участником экспедиции. Чуть позже Бошняк, практически в одиночку пересечет Сахалин с юга на север и соберет много полезных сведений об этом острове. Но это будет позже, а пока начальником военного поста Бошняк назначил мичмана Григория Разградского.

В 1853 году залив посетил командир военной парусно-винтовой шхуны «Восток» Воин Андреевич Римский-Корсаков-первый русский морской пограничник на крайнем Востоке России.

Первую казачью заставу в Де-Кастри поставили в 1860 году. С тех пор здесь по традиции несли пограничную службу русские солдаты и офицеры. Вплоть до 2003 года, когда по указу Ельцина (от 1991 года), был отменен режим погранзоны. Заставу расформировали, и сегодня здесь функционирует лишь отделение пограничного контроля «Де-Кастри».

Нужно сказать, что пост Александровский впоследствии был переименован в Де-Кастри, а залив с 1961 году стал, по праву, носить имя Чихачева.

Вот такая замечательная история, хотя далеко и не вся, имеется у этого славного поселка.

Утром следующего дня мы отправились на рыбалку в Наргановскую бухту. Это самая близкая бухта. Часть поселка, собственно, и расположена на ее берегу. До места рыбалки идти было более километра. Народу здесь было не сказать, что много. Клевало что - то не очень, да и ветрено было. Наргановская, самая «продувная» бухта, здесь всегда дует ветер. Не зря на её берегу построены десятка два ветряков, лопасти которых энергично вращались. Таким образом, местные жители частично решают проблему производства и использования электрической энергии. Корюшка ловиться категорически не желала, поэтому мы вернулись к машине и поехали в другое место.

Нужно сказать, что одеваться на рыбалку нужно очень основательно: ватные брюки, валенки, шапка-ушанка, варежки, тулуп, и обязательно рюкзак (в котором носят снасти) и прочный капроновый мешок из-под сахара или муки, а лучше всего два мешка. Никогда не угадаешь, сколько поймаешь рыбы. Иногда улов бывает так велик, что одного мешка и не хватает.

Другое место, в которое мы приехали, называлось – бухта Северная. Здесь рыбаков было еще меньше. От поселка до этой бухты километра три прямого пути, а по дороге так и все 10. Но, все равно, именно здесь я поймала свою первую рыбку. Весь мой улов в этот день составил 12 штук корюшки. По этому поводу я сообщила по телефону всем своим знакомым и родственникам в Амурск, Комсомольск, Хабаровск и даже Благовещенск о своем «великом» улове. Да, дело было вовсе и не в количестве, а в самом процессе. Мне все глубоко и искренне завидовали.

Вернувшись, домой наш друг Дима Ильмурадов, у которого мы остановились в Де-Кастри, затопил баньку, и пока она готовилась, мы пошли в гости к знакомым, таковых в поселке у нас было не мало. Сказать, что вечер прошел хорошо, это ничего не сказать - вечер прошел очень даже замечательно. А теперь несколько слов о нашем друге. Дима по национальности туркмен, детство и юность его прошли в бескрайних и жарких туркменских степях. На Дальний Восток он попал служить на флот, и так очаровала его суровая, но великолепная дальневосточная природа, что вот уже более двух десятков лет Дима живет здесь и считает себя местным жителем. О рыбалке он знает всё и даже больше. Летом он учил нас ловить кальмаров, крабов, креветок, зимой учит ловить корюшку.

На второй день мы отправились на 3-ю и 4-ю «точки». Позднее, я узнала, почему так странно называются эти места. Оказывается, в тридцатые годы прошлого века на северном берегу залива Чихачева на мысе Давыдова был возведен мощный укрепрайон. Дальнобойная морская артиллерия, подземные залитые бетоном неприступные бастионы и капониры стали надежной охраной поселка. А защищаться было от кого. На эти берега в начале века зарились и японцы, и китайцы, не отставали от них и американцы. Сейчас орудий уже давно нет, а от бастиона остались бесхозные постройки, которые предприимчивые де-кастринцы превратили в диоритовые карьеры. А вот названия остались, по расположению этих самых огневых точек.

Проехать туда можно только через Северную, на ней и сегодня никто не рыбачил. А вот на «точках» клев был.

Существует 11 видов корюшки, из которых есть морская и речная. Речная - это известная всем хамса, которую до недавнего времени в большом количестве ловили в Амуре. Из морских видов наиболее распространены - корюшка малоротая, песчанка, зубатка. Какая попадалась мне, я не знаю. Величиной она была сантиметров пять, не больше, но её было много. Я не успевала опускать в лунки снасти, как приходилось их снова вытаскивать вместе с рыбками. Причем ловила в основном я. У мужчин, что-то не клевало, и они ушли ближе к берегу. Через какое-то время я заметила, что лед под ногами как бы колышется. Сначала думала, что показалось. Но позже стало явственно видно, что лед волнообразно опускается то вверх, то вниз, при этом хорошо было слышно легкое потрескивание. Меня это здорово озадачило. Телефон остался в машине, и пришлось к месту их рыбалки идти пешком. Около берега было гораздо спокойнее и поэтому ребята не беспокоились. Пока мы добрались до машины, лед по заливу качался волнами. Ситуацию прояснил Дима. В проливе и бухте разыгрался шторм, поэтому и лед качало, и корюшка стала хорошо ловиться, её волной прибивало к берегу. Но нам было уже не до рыбы, выбраться бы целыми и невредимыми из этой передряги. Осторожно поехали по льду, двери машины на всякий случай оставили открытыми. Местные рыбаки по крутой тропинке стали подниматься на гору пешком. Мы тихонько проехали по льду бухты Северной и спокойно вздохнули только на берегу. Больше рыбачить в этот день никуда не поехали.

Утром снова решили съездить на «точки», но добраться до них не довелось. Еще издали с высокого обрыва увидели акваторию залива. Шторма не было, но и льда тоже не было видно. Под солнцем ярко сияла ровная водная гладь. Мама дорогая, только вчера мы по этому месту ездили на машине по льду, а сегодня впору ласты надевать. На Наргановской было тоже самое, как будто и не середина декабря вовсе. Правда, «связь сообщила», что в заливе с интересным названием Тигиль лед на месте и очень даже хороший клев, но на нашей машине проехать туда лучше даже и не пытаться. На Тигиль можно было попасть или на танке, или на джипе, или вертолетом. Ничего такого у нас не было и поэтому удрученные мы вернулись в поселок. Однако дома у Димы оказались гости из Комсомольске, которым тоже не сиделось дома. Машина у них была «покруче» и нам предложили вместе с ними отправиться на Тигиль. Мы, конечно, не отказались. По льду залива до этой бухты ехать километров семь, по дороге - все восемнадцать. Но, поскольку выбора все равно не было, решили ехать по дороге. С западной стороны обогнули бухту Сомон, проехали через речку с таким же названием. На этом приличная, по здешним меркам, дорога и закончилась. Дальше начался экстрим. Сначала узкая лесная дорога – серпантин, затем еще хуже, так называемые «зыбуны». Близко к поверхности земли подходят грунтовые воды, образуются наледи, колесами машин все это разбивается, перемешивается, образуется «чача» из снега, льда, земли, как говорит Дима полный «кырдык». Кто едет рано утром тому проще, так как за ночь дорога подмерзает, кто едет позже – тому тот самый «кырдык» и есть. Чтобы выяснить, насколько глубоки ямы, из машины выходят все мужчины и шестами начинают промерять лужи. Которая оказывается меньше, через ту и едем, иногда тихо крадучись, иногда на полном газу: Костя - хозяин машины профессиональный водитель, он лучше знает, что, где и как. Я в это время весь процесс езды снимаю на видео. После «зыбунов» проехали мимо маяка, который работает на ядерном топливе. Таких в заливе Чихачева имеется 7 штук, так как побережье очень сильно «изрезано» большим количеством бухт и мысов. Построены они были в середине прошлого века и рассчитаны примерно на 150 лет работы. Третью часть отпущенного им времени маяки честно отслужили: даже в плохую ненастную погоду их свет был хорошо виден проплывающим мимо или заходящим в залив судам.

Наконец добираемся до места. Народу там не меряно, собрались рыбаки со всех бухт – яблоку негде упасть. Проезжаем по льду около километра и начинаем, наконец, сверлить лунки. Всё - процесс пошел. В метре от меня стоит молодой парнишка и только успевает доставать из лунки рыбу: опустил удочки и сразу же выдергивает обратно, на крючке по две, три рыбки сразу. Ловко так, стряхнул её на лед и снова в лунку, и так почти без остановки. У меня же так ловко не получается. То, как я рыбачила вчера, были дилетантские цветочки.. Пока я одну достану, отцеплю от крючка, у него уже десяток на льду лежит. Стала присматриваться, кто как рыбачит, тут и Дима подоспел и объяснил, что я неправильно делаю. Оказывается, в лунке леску нужно очень плавно поднимать и опускать, я же, дергала удочкой резко, рыба просто не успевала схватить наживку. Что касается сбрасывания рыбы с крючка, то здесь как раз и нужно резко встряхивать махалкой, что бы рыбка сама с него и слетала. Пока я училась правильно ловить корюшку, начался отлив. Всё, рыба ушла, теперь нужно ждать очередного прилива. У многих, особенно местных рыбаков, на руках появляются бумажные листочки, в которых расписаны часы приливов и отливов, самый близкий наступит часа через два. Пока длится вынужденный простой, многие ходят, друг к другу в гости, обсуждают свои мужские проблемы, греются, чисто по - русские – водочкой и закуской. Закуска любая, но только не рыба. У рыбаков есть примета: блюда из рыбы на рыбалку ни в коем случае не брать – не будет улова. Мы увидели довольно много машин, причем в основном это были джипы, «ГАЗоны», «УАЗы», «москвичи» еще советских времен, с различными номерами с указанием регионов. Здесь были рыбаки из Комсомольска, Амурска, Солнечного, Хабаровска, Еврейской автономии, Амурской области. Вот в какую даль едут сюда люди, чтобы половить корюшку. Настоящим рыбакам не страшны никакие расстояния. Встретили здесь знакомых, которых в городе не видели очень давно. Мир тесен, особенно на рыбалке, хотя и далеко от дома. Больше всего конечно было местного населения с ульчскими номерами. Причем, кроме меня, женщин было тоже прилично.

Наступило время прилива и все дружно двинулись к своим лункам. Наш улов в этот день составил около 10 килограммов на человека. Снова начался отлив, и все стали собираться домой, больше сегодня здесь делать нечего, скоро стемнеет. Ночью корюшка не ловится.

Утром все встали рано, часов в пять. Быстро позавтракали и выехали по - темноте, чтобы успеть проехать по дороге одними из первых. Мы оказались первыми и в бухте. Мужчины насверлили в разных местах штук по 20 лунок, чтобы не отвлекаться на эту работу в процессе рыбалки. Около каждой лунки оставили свои приметы, чтобы никто не занял результат трудов наших, да и самим, чтобы было быстрее их найти. Самая первая рыба, которая попалась мне в этот день – была навага. Обычно она ловится на тройной крючок с наживкой, а тут попалась на корюшковую махалку. День будет удачным – решила я, и это так и оказалось. Я обловила всех, кроме Димы, даже таких «не новичков» в ловле корюшки, как мой муж и Костя, которые с завистью и досадой ехидничали, что «в рыбалке везет новичкам и дурачкам». Дурачком я себя никогда не считала и поэтому просто не обращала на них внимания. Зато обратила внимание на интересную картину: недалеко от того места, где мы рыбачили, постоянно курсировал ледокол, выкрашенный в красный цвет. Он ломал лед для танкеров, которые заходили в залив, чтобы «затариться» нефтью. После окончания строительства в Де – Кастри международного нефтяного терминала на внешнем рейде залива Чихачева был построен точечный наливной причал «Сокол» через который и заправляются сахалинским «черным золотом» гигантские танкеры из Южной Кореи, Японии, США, и других «капстран». Когда только разрабатывались проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2» (Де - кастринский терминал относится к проекту «Сахалин-1»), было много обещаний и посулов, которые якобы выпадут на долю России от участия в таком гигантском строительстве. Российская же доля участия в этом проекте составила всего 20% акций. Соответственно делятся и доходы от реализации нефти. Сотни тысяч тонн баррелей (1 баррель равен 159 литрам) ежедневно «уплывает» за границу, а теперь помножьте это астрономическое число на цену одного барреля, котирующуюся на Нью – Йоркской бирже. Какие деньги потеряла наша страна от такого «взаимовыгодного» сотрудничества. Поистине говорят, что «нет царя в нашем Отечестве». Самые рыбные наважьи места находятся как раз в том месте, где ледокол ломает лед для очередного иностранного танкера. Но, несмотря на грустные размышления о печальной судьбе сахалинской нефти, в этот день я поймала целый мешок корюшки. Если выразить мой улов в привычных килограммах, то это где – то порядка 20 килограммов – не плохо для новичка, что бы там не говорили мои злопыхатели про дурачков. Не от вредности они это, а больше от банальной зависти, я на них не обижаюсь.

Следующий день тоже принес приличный улов, хотя было гораздо холоднее, чем накануне. Когда хороший клев холода не замечаешь. Какое это удовольствие, опустив в лунку леску с крючками, почувствовать, как легонько клюнуло, потянуть вверх и ощутив приятную тяжесть в руке, плавно вытащить снасти на которых повисла корюшка, а когда хороший клев, то две, три и иногда даже четыре, резко встряхнуть удилищем, чтобы рыбки сами слетели с крючка и упали на лед. Это высший пилотаж. Рыбаки меня очень хорошо поймут. Часто бывает, что интересен не просто улов и количество пойманной рыбы, а сам процесс, от которого получаешь, если конечно ты не хищник, самый настоящий «кайф».

Всё, комсомольчане уехали. Мы попытались прорваться на Тигиль на своем «Succede», но доехали только до старой нефтебазы. От неё остались только пустые цистерны, с открученными вентилями, да куча металлолома. Но это «добро» охранял сторож, который любезно согласился присмотреть и за нашим транспортом, не «возражали» и две его собачки - кавказские овчарки, ростом с хорошего теленка. Дальше мы пошли пешком по лесу буквально по пояс в снегу. Красотища вокруг была, словами не передать. Елки, одна красивее другой, пихта, сосна, другие деревья, на которых лежали огромные хлопья снежной ваты, цепочки следов на снегу… Сказочный лес просто. Я хотела все снять на видео, но забыла камеру в машине. Не поленилась вернуться, но около неё «гуляли» собачки, сторожа не было видно, и пришлось вернуться ни с чем. Вскоре мы набрели на просеку и тропинку, которую кто – то проложил раньше нас, и передвигаться стало легче. Дошли до мыса с гастрономическим названием Мангал. Гастронома здесь не оказалось, но кто – то, когда – то построил здесь беседку, поставил столики, соорудил из камней мангал для шашлыков. Прекрасное место для пикника. Возвышался мыс метров на пятьдесят над заливом. Он был, как бы границей, где заканчивалась бухта Наргановская, и начинался Тигиль. Вид был потрясающий. Нашли более пологий спуск к морю и стали спускаться вниз, иногда на «пятой точке». О том, как будем подниматься обратно наверх, думать не хотелось. До того места бухты, где мы рыбачили последние дни, было километров пять. Мужчины просверли несколько лунок, но ничего не ловилось, не было даже поклевок. Погода явно портилась, начиналась метель. Пошли обратно. Пока я слушала, как шелестит ветер в торосах, потрескивают льдины, между некоторыми уже показалась вода, так как мы были недалеко от того места, где лед заканчивался, ребята ушли вперед и взобрались на берег. Я осталась перед крутым обрывом одна. Мы конечно не первые ходили по этим местам, но мне от этого было не легче. Длинный тулуп, валенки 43 размера, высотой по колени, я и ходила – то, не сгибая колени в ногах, как на ходулях. Вчера упала на льду, так подняться без посторонней помощи не смогла. Вот и сейчас забраться на верх оказалось никак. Покричала, взывая о помощи, но меня никто не услышал и на выручку не пришел. Я очень громко высказала все, что думаю о своих спутниках и хорошо, что они этого не слышали, мысли мои были, очень даже… сами можете догадаться, что я думала о них в настоящий момент. Но из любой безвыходной ситуации можно найти, как минимум два выхода: первый – взлететь над кручей «эки птица», второй – снять валенки и босиком, то есть - в носках и «своим ходом» взбираться наверх. Что я и сделала. Сняла, правда с большим трудом, так как они «сидели» на мне плотно из-за ватных брюк, и ноги опять же не сгибались. Но, в конце – концов удалось и это. Я связала валенки шарфом, закинула на спину и начала героическое «заползание» на скалу, цепляясь за камни, веки кустарника и сухую траву. Наконец оказалась наверху. Обулась, опять же с трудом, и пошла, догонять ребят.

Мела поземка, но я не боялась заблудиться. Просека и тропинка были хорошо видны, никто не торопил и не мешал думать. А думала я о том, что скоро дойду до машины, приеду в поселок, в теплый дом, а каково было тем русским первопроходцам, которые исследовали эти места 150 лет тому назад? Ни просек, а тем более поселка с магазинами, электричеством, другими благами цивилизации? В любую погоду, летом и зимой, через мари, болота, тайгу, неведомые реки, озера, при недостатке питания, теплой одежды и обуви они совершали тяжелые изнурительные походы за многие сотни километров, составляли по пути следования карты, собирали ботанические и минералогические коллекции, кормили гнус и мошку. На дороги даже намека не было, лишь тропинки которые, протоптали гольды к местам своей рыбалки и охоты. Что двигало этими людьми, которые, не жалея «живота своего», голодали, замерзали, гибли, чтобы Россия приумножилась новыми землями? Нам сейчас это может быть сложно понять, когда патриотизм в нашей стране резко пошел на убыль, но члены Амурской экспедиции достойны того, чтобы имя каждого из них было вписано в анналы истории открытия и освоения Дальнего Востока. Хотелось бы, чтобы в Де – Кастри был установлен памятник или обелиск, первопроходцам, которые основали поселок. Нужно сказать, что и заслуга Геннадия Ивановича Невельского, руководителя Амурской экспедиции, несколько приуменьшена. Даже памятник, который стоял в Хабаровске на набережной Амура демонтировали для ремонта, да так и не удосужились вернуть обратно на место. А ведь именно он доказал, что Амур судоходен, до самого своего впадения в Амурский лиман. Невельской доказал, что Сахалин – остров, а Татарский - пролив, а не залив. Несмотря на интриги и запрет царского двора, который опасался осложнений с Китаем, Геннадий Иванович присоединял открытые и исследованные земли к территории России. Он приводил в русское подданство, коренное население, потомков некогда гордых и воинствующих джурдженей, поднимал над селениями русский морской Андреевский флаг. Именно Невельской подлинный автор мирного, без единого выстрела присоединения Приамурья к территории России. И пусть не он подписывал с Китаем Айгунский 1858 года и Пекинский 1860, договоры, согласно которым – все земли на левом берегу Амура навечно закреплены за территорией России, именно огромная плодотворная работа Геннадия Ивановича по присоединению восточных территорий к России, дала возможность утвердить эти документы. Г.И. Невельской неоднократно предлагал Н.Н. Муравьеву в районе слияния рек Уссури и Амура основать административный центр по управлению всем Приамурьем, обосновывая свое предложение удобством данного места для связи со всеми районами Приамурья, Приморья и Сибири. Он же предложил назвать его именем человека, который первым из русских людей побывал в этих краях - Е. П. Хабарова. Таким образом, Г.И. Невельского можно считать одним из первых идейных основателей Хабаровска, как административного центра всего Дальневосточного региона.

Трагична судьба и основателя поселка – лейтенанта Николая Константиновича Бошняка. В 20 лет его зачислили офицером в состав Амурской экспедиции Невельского , которая отправлялась на неведомый Дальний Восток. В июне 1851 года он прибывает в Охотск и отныне несколько лет его жизни принадлежит открытию и освоению Приамурья. Он был первым начальником Николаевского поста (ныне Николаевск - на –Амуре), исследовал, составлял карты, описывал природу рек – Амгунь, Горин, Тумнин, озер – Чукчагирское, Кизи, Эворон, Удыль и др. в заливе Нангмар (Де – Кастри, ныне Чихачева)) основал Александровский пост (сейчас пос. Де – Кастри). В 1853 году открыл залив Хаджи, названным впоследствии Императорская Гавань (ныне – Советская Гавань), где основал Константиновский пост, открыл залив, на берегу которого в настоящее время находится Ванино. Исследуя Сахалин, Бошняк проявил недюжинные способности географа – исследователя. Он подробно описал животный и растительный мир острова, составил карты местности, провел первую перепись местного населения, собрал бесценные сведения об укладе их жизни и быте, традициях и обычаях, открыл месторождения каменного угля, привез коллекцию горных пород и сам едва не погиб от голода.

Зимой 1853 года в Константиновском посту Императорской Гавани случилась страшная трагедия. По независящим от Бошняка причинам, осенью не подошел транспорт с продовольствием для участников зимовки. От голода и болезней умерло 29 человек. Николай остро переживал гибель товарищей. К этому прибавилось новое горе: на рейде Петровского в тумане в прибрежных бурунах утонули верные спутники по совместным походам Парфентьев и Белохвостов. Сам он чудом уцелел, но тяжелая психическая травма будет сопровождать его всю оставшуюся жизнь. А было ему всего лишь 23 года.

После окончания Амурской экспедиции Николай Бошняк ушел в отставку и уехал в Кострому. Вскоре он попал в психиатрическую лечебницу под политический надзор в отдельную палату. С большим трудом с помощью друзей, и в частности Г.И. Невельского, ему удалось получить разрешение на выезд за границу. Последние 28 лет жизни Бошняк провел в лечебнице для душевнобольных близ Милана в Италии, где и умер 15 дек 1899 года. Вот так закончилась жизнь замечательного человека, талантливого географа и исследователя Дальнего Востока, истинного патриота своей Родины.

Вспоминали бы хоть иногда руководители нашей страны, какую цену заплатили русские люди, чтобы Дальний Восток стал российской землей, когда раздают эти самые земли нашим соседям, как это сделал «уважаемый» господин Путин, подарив китайцам острова Тарабарова и Большой Уссурийский. Японцы настойчиво требуют отдать им часть Сахалина и Курил. Может и эти территории когда – ни будь, Россия тоже потеряет? Мы же богатые у нас земель полна коробочка, да и щедрые мы тоже.

Вот так шла я, думала, размышляла, вспоминала о «делах давно минувших дней». Навстречу, обеспокоенные моим долгим отсутствием, двигались мужчины. Я не стала упрекать их ни в чем. Время, проведенное в одиночестве и размышлениях, было для меня важнее, чем выяснение отношений.

Вечером готовили прощальный плов по – туркменски. Дима его готовит просто потрясающе. У него есть свои кулинарные секреты, с которыми он охотно делится. Продуктов нужно брать всего поровну: мясо, рис, лук, морковь – все по 1 килограмму. Мясо и овощи режутся крупными кусками и укладываются в казан и обжаривают. Рис промывают и замачивают в горячей воде, затем добавляют к остальным продуктам. Все готовится на открытом огне на печи, которая топится дровами. Когда плов почти готов, рис «собирают» горкой, добавляют чеснок и специи и ещё какое – то время все «томится» на медленном огне. Все вроде, как обычно, но вкус просто необыкновенный. Дима говорит, что есть ещё один ингредиент – это душа, того, кто готовит это блюдо. Я с ним согласна, потому, что самого Диму к обыкновенным людям тоже не причислишь.

Утром мы уезжаем. Впереди нас ждет дорога домой. Вот и окончилось мое маленькое приключение, под названием – зимний лов корюшки, от которого я получила настоящее удовольствие. И дело вовсе не в количестве пойманной рыбы, хотя я «обловила» всех мужчин, кроме Димы Ильмурадова, конечно, а в том огромном заряде позитивной энергии от общения с природой, встречи с друзьями и знакомыми, прикосновения к прошлому и, в конце концов, просто от того что, я живу на этой земле.

Я не говорю «прощай земля имени маркиза», я говорю – «до свидания, до новых встреч!»

Источник

 

Комментарии   

 
+1 # Анастасия А 02.11.2012 23:01
Ещё есть ручей "Писуйчик"! ;-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # александр 01.12.2014 11:30
а где карта приливов?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # светлана 31.05.2015 17:48
Бухта по названию местных жителей "Иргановская" в честь старожила, участника ВОв, почётного жителя села.
Дима Шемуратов - тоже внук старожилов, уважаемых Земцовых.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # александр 05.12.2017 22:15
места рыбакам.номер +79141915760 Елена
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Праздники